Алхимия

Алхимия

У большинства из нас слово &алхимия» вызывает картину средневековой, жутковатой лаборатории, в которой престарелый, закутанный в черную робу волшебник скрючился над тиглями и перегонными кубами, которые должны принести ему Философский Камень, а вместе с ним — формулу элискира жизни и трансмутации металлов.

Но вряд ли можно так несерьезно относиться к науке – или искусству, которое притягивало к себе пожизненную преданность людей высокой культуры и знаний каждой расы и из каждого края света на протяжении сотен, или, скорее, тысяч лет, ибо происхождение алхимии сокрыто в туманах времени. Наука эта – нечто гораздо большее, чем причуды нескольких эксцентричных стариков, впавших в слабоумие.

В чем причина бесконечных стремлений, никогда не иссякающего терпения в раскрытии тайн, упорства перед лицом всех гонениях и высмеиваний на протяжение бессчетных лет, которые позволяли алхимикам неустрашимо следовать намеченному пути? Очевидно, нечто более великое, чем тщеславное желание превращать низкие металлы в золото, или уметь готовить зелья, продливающие жизнь на немного более долгий срок, так как большинство приверженцев алхимии мало заботили подобные вещи. Обстоятельства их жизней практически без исключений приводят нас к мысли, что этих людей больше интересовали вопросы духовные, нежели приземленные. Скорее, эти люди были вдохновлены видением, видением человека совершенного, человека, освободившегося от всех недугов, ограничений и противоречий, как ментальных, так и физических, подобного богу в реализации силы, которая даже в этот самый момент времени скрыта в глубинных пластах его сознания, видение человека, действительно устроеного по образу и подобию Божественной Жизни (the one Divine Life) во всем её Совершенстве, Красоте и Гармонии.

Чтобы оценить и понять видение этих адептов, необходимо до определенной степени проследить историю их веры. Так давайте сделаем шаг в прошлое, чтобы уловить слабый отголосок этих людей, их работы и идеалов, и, что еще более важно, тех возможностей, которые их работа длиной в жизнь может принести тем, кто в нынешние дни занят поиском более полного знания и более широких горизонтов.

Мы можем найти ссылки в мифах и легендах Китая. Из книги, написанной Эдвардом Чалмерсом Вернером, поздним членом пекинского отделения Исторического Бюро Китайского Правительства, приведем цитату старых Китайских источников:

&Чжан Дао-лин, первый даосский патриарх, был рожден в 35 г. н.э. во время правления императора Гуан У-ди династии Хань. Его местом рождения по-разному считают T’ien-mu Shan, &Eye of Heavens Mountain», Lin-an-Hsien в провинции Чжэцзян и Feng-yang Eu в провинции Аньхой. Он целиком посвятил себя учению и медитациям, отвергая все предложения поступить на государственную службу.

Он предпочел поселиться в горах Западного Китая, где он упорно практиковал учение алхимии и пестовал природную сущность и разум. Из рук Лао Цзы он получил передачу тайного трактата [1], следуя инструкциям которого он достиг успеха в поиске Эликсира Жизни.»

Эта запись демонстрирует, что алхимия изучалась в Китае не позднее времени возникновения христианства, а ее истоки, видимо, лежат в гораздо более древних периодах китайской истории.

Теперь из Китая мы должны отправиться в Египет, в котором, кажется, и появилось то, что позднее станет известно на Западе как алхимия. Великий египетский король-адепт, называемый греками Гермесом Трисмегистом, считается основателем этого искусства. Предположительно живший около 1900 до н.э., он был почитаем за мудрость и мастерство в управлении природой, но от приписываемых ему работ сохранились лишь несколько фрагментов – &Асклепий» (Asclepian Dialogues) и &Поймандр» (Divine Poemanda), сумевших избежать уничтожения от руки императора Диоклетиана в третьем веке н.э. Судя по этим фрагментам (как сохраненным на латыни Фианусом, так и переведенным на английский доктором Эверардом), можно заключить, что утрата полных версий этих работ невосполнима для всего мира.

Знаменитая Изумрудная Скрижаль Гермеса (Tabula Smaragdina), которую я поместил в начале этой книги, хотя и сложно доказать ее происхождение, тем не менее является хорошим примером герметической фразеологии. Существуют разные истории о происхождении Трактата. В одной говорится, что оригинальная изумрудная плита, письмена на которой были записаны финикийскими буквами, была обнаружена в гробнице Гермеса Александром Великим. В бернском издании (1545 г.) труда &Summa Perfectionis» версия на латыни напечатана под заголовком &Изумрудные Скрижали Гермеса Трижды Великого касательно Химии, переводчик неизвестен. Слова о Секретах Гермеса, написанные на Скрижали из Изумруда, найденной между его руками в темной пещере, где тело его было обнаружено погребенным».

Арабская версия текста была обнаружена в работе, приписываемой Джабиру, которая вероятно была написана около девятого столетия. В любом случае, это один из старейших известных нам алхимических фрагментов, и я не сомневаюсь, что это часть герметического учения, потому как она соответствует &Поймандру» и &Фрагментам забытой веры» по отношению к учению Триждывеличайшего Гермеса. В ней также говорится о единстве материи и истина о том, что все формы это проявления одного корня – Эфира, которая подтверждает теории современных ученых. Эта скрижаль, вместе с &Золотым трактатом» (Tractatus Aureus), который я поместил в конце данной книги, заслуживает прочтения, особенно в свете моего толкования основных алхимических символов. К сожалению, это все, что осталось нам от египетского священного искусства.

Третий век н.э. выглядит периодом, в котором наука была широко распространена, но в этот период в 296 г. Диоклетиан отыскал и сжег все египетские книги об алхимии и других оккультных науках, уничтожив, таким образом, все свидетельства о прогрессе в этой области на то время. В четвертом веке Зосима из Панополиса (Zosimus the Panopolite) написал свой трактат &Божественное Искусство Создания Золота и Серебра» (The Divine Art of Making Gold and Silver), а в пятом веке Мориенус, римский отшельник, покинул свой родной город и отправился на поиски мудреца Адфара, уединенного адепта, слава которого достигла Мориенуса из Александрии. Он отыскал мудреца, а вскоре стал его учеником. После смерти своего наставника Мориенус встретился с королем Калидом[2], и достойная внимания работа, предположительно диалог между ним и королем, до сих пор сохранилась под его именем. В этом же веке также появляется Кедрин (Cedrenus) – маг, занимавшийся алхимией.

Следующим достойным упоминания является имя Гебера (Джабира) (около 750 г. н.э.). Настоящее имя Гебера было Абу Муса Джабир Аль Софи (&Мудрец»). Рожденный в Иране, в Месопотамии, адептами он считается величайшим из них всех после Гермеса. Из пяти тысяч трактатов, по преданию написанных им, только три дошли до нас – &The Sum of the Perfect Magistery», &The Investigation of Perfection», и его &Testament». Также мы в долгу перед ним за первое упоминание хлорида ртути, красного оксида ртути и нитрата серебра. Гебер умело окутал тайной свои открытия, именно из его загадочного стиля письма происходит английское слово &geber», т.е. &gibberish» (непонятная речь, тарабарщина), но другие адепты, те, кто действительно понял Гебера, в один голос утверждали, что в его словах – истина, сокрытая с великой деликатностью и мастерством.

Рази, еще один арабский алхимик, стал известен благодаря практическим демонстрациям трансмутации простых металлов в золото.

В 10 в. Аль Фараби имел репутацию самого знающего человека своего времени; другим великим алхимиком того же века был Авиценна, настоящее имя которого – Ибн Сина. Рожденный в Бокаре в 980 г. н.э., он был последним египетским философом, достойным упоминания.

Примечания

1. По преданию, в 142 или 145 г. божественный государь Лао (Лао-Цзюнь) явился Чжану Дао-лину на горе Крика Аиста (Хэминшань, провинция Сычуань) и дал ему новое и окончательное откровении о природе миропорядка, объявив, что больше не будет являться людям, т.к. его миссия завершена. После этого Лао-Цзюнь даровал Чжану Дао-лину титул “Небесного наставника”. Так Дао-лин стал первым патриархом школы “Пути Небесных наставников”.

2. Предположительно, здесь имеется в виду принц Калид ибн Йазид из династии Омейядов, брат Муавийа II, находившегося у власти около полугода и после этого отрекшегося от престола. Так принц Калид потерял возможность наследовать титул короля. Проявив интерес к алхимии, он стал переводить существующую литературу на арабский язык.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*